Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Фанфики (список заголовков)
18:47 

Новый фф.

Вот вам, собственно, кусочек из миди, который для желающих станет сиквелом к сонг-фику «Demain N`existe Pas».

"Она судорожно выдохнула, пытаясь унять бешено заколотившиеся в груди сердце. Подняла взгляд на Малфоя. Тот смотрел на нее как раньше, как два года назад. У Гермионы внутри все перевернулось. Колени подкосились, и в комнате стало слишком душно.

— Грейнджер… — выдохнул Драко."


Кстати. Мы придумали название, так что скоро фик будет в сети. Обложка уже есть. Ну и само название: "Live With Our Choice"

@темы: Live With Our Choice, гарри поттер, драмиона, фандом, фанфики

15:08 

Будь моим другом

Название: Будь моим другом
Автор: Diana Jean Malfoy (diana_jean_malfoy@mail.ru)
Гамма: Ева Невская
Категория: гет
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Драко Малфой/Гермиона Грейнджер/Гарри Поттер
Жанр: Drama/ Romance
Саммари: Будь моим другом, держи меня. Дыши мной.
Предупреждение: ООС, AU
Дисклаймер: Все права на мир и героев принадлежат Дж. К. Роулинг
Размер: Мини
Статус: Закончен
Размещение: Только с разрешения автора

Дорогой Morsmordre. С Днем рождения!


Help, I have done it again
I have been here many times before
Hurt myself again today
And, the worst part is there's no-one else to blame



Гермиона остановилась перед дверью своего кабинета и попыталась улыбнуться, хотя бы придать себе бодрый вид, иначе он снова заметит что с ней. Мерлин знает, как ему это удается. Казалось, он всегда в курсе того, что происходит в ее жизни. Это раздражало, и это же помогало. Стоит, наверное, как-нибудь поблагодарить его. За постоянные саркастичные замечания по поводу ее поступков, за убеждение, что не она виновата в изменах лучшего друга, пусть и причастна к этому и, конечно, за огневиски, которым он всегда опаивал ее. Черт возьми, сейчас бы ей это не помешало, но Гермиона не собиралась плакаться в жилетку Драко Малфою. Поэтому натянув на лицо одну из обаятельных улыбок, она открыла дверь и вошла в кабинет.

К ее счастью Малфой еще не пришел, и Гермиона смогла спокойно разложить вещи и вникнуть в содержимое отчета. Возможно, работа отвлечет ее от воспоминаний о вчерашнем разговоре с Гарри и, если повезет, Малфой не станет лезть к ней с расспросами, как делал каждый четверг. Гермиона до сих пор не могла понять, каким образом он выяснил время ее встреч с Гарри. Она действительно несколько месяцев назад напилась так, что поведала ему обо всем? Хотя после того, как она стала спать с мужем лучшей подруги, можно и не удивляться такому. Мерлин, как низко она пала! Отвращение к себе накатило неожиданно, на глаза навернулись слезы. Гермиона попыталась вдохнуть, но грудь сдавило, кожа, будто пылала, и успокоиться никак не получалось. И если обычно в такие моменты Малфой всегда находился рядом, то сегодня Гермиона запаниковала. Перед глазами все поплыло, а она, наконец сумев вздохнуть, так и не могла придти в норму. Успокоительного зелья не оказалось под рукой, а палочка осталась в мантии. Гермиона попыталась встать и, покачнувшись, ухватилась за край столешницы. Колени подкосились. Гермиона почти упала, когда кто-то удержал ее. Она почувствовала как ее взяли на руки и куда-то понесли. Прежде чем отключиться Гермиона успела подумать, что, скорее всего, Малфой снова рядом.

* * *

Малфой определенно пришел вовремя, решила она, сидя на диване в гостиной его квартиры. Для Гермионы такая ситуация стала привычной. Очередной ее нервный срыв — и она снова в гостях у Малфоя. И как он только ее терпит? И зачем? Он не находит, что слишком часто поступает как друг, а не просто коллега? И если честно, сейчас ей друг не помешал бы. Кому она еще может рассказать о связи с Гарри? Она предала доверие стольких людей: Джинни, Рона, Молли, да и вообще всех Уизли! И что случится, когда об этом узнают? Безусловно, можно надеяться на благополучный исход, но, как показывает жизнь, правда — рано или поздно — становится явной. И Гермиона лишь надеялась на прощение.

— Пришла в себе, Грейнджер? — раздался голос Драко, заходящего в комнату. В руках, как и всегда в таких случаях, была бутылка огневиски.

Гермиона кивнула. Говорить не хотелось совсем, пить тоже. Она чувствовала себя донельзя потерянной, запутавшейся. Разрыв с Гарри — это правильно, но разве чувства от этого могут исчезнуть? Она любила его и далеко не дружеской любовью. И дав чувствам волю натворила столько бед. Теперь общение с Гарри навсегда станет натянутым, смущающим, напоминающим о совместном предательстве близких. Мерлин, что же она наделала?

Гермиона и не ощутила, как слезы потекли по щекам, а судорожные вздохи переросли во всхлипы, не заметила, как Малфой подбежал к ней и обнял, и не услышала, как он прошептал: «Тише, милая».

Только спустя несколько минут, она ощутила присутствие Малфоя рядом. Он гладил ее по голове и прижимал к себе, и, поблагодарив его, Гермиона прикрыла глаза, желая уснуть. Но то ли от смущения перед Малфоем, то ли от не оставляющих ее мыслей о разрыве с Гарри, уснуть не удавалось. Гермиона замерла, просто наслаждаясь исходившим от тела Драко теплом, радуясь, что у нее вроде как появился новый друг. Нужно спросить его об этом утром. И подумав об этом, Гермиона заснула.

* * *

Be my friend
Hold me, wrap me up
Unfold me
I am small
I'm needy
Warm me up
And breathe me


— Грейнджер, проснись. Грейнджер! Мерлин тебя дери, Гермиона, просыпайся же! — Малфой потряс ее за плечи, пытаясь разбудить. Она плакала во сне и то звала Гарри, то просила у кого-то прощения. Малфой же старался не обращать внимания, как внутри поднимается волна ярости от каждого «Гарри», произнесенного Гермионой. Чертов Поттер. Он хоть понимает, сколько боли причинил Грейнджер?

— Гермиона, — снова позвал он.

Та наконец проснулась и просто прижалась к нему, продолжая молча плакать. Драко тоже не произносил ни слова, про себя придумывая новые и новые, все более жестокие и изощренные пытки для Поттера. Задумавшись, он не сразу услышал сбивчивый шепот Гермионы.

— …Я просто не знаю, как мне быть. Я испортила отношения с Гарри навсегда, он никогда меня не простит, понимаешь? Я предала Джинни и Рона, предала дружбу всех дорогих мне людей. Я все разрушила! — в конце Гермиона почти кричала.

Она тяжело дышала и дрожала, стараясь как можно крепче обнять Драко. Он безмолвно обнимал ее в ответ, с горечью понимая, что для Грейнджер он даже не друг, а всего-то человек, к которому можно заявиться в любое время суток и выплакаться. Ведь ему не все равно. Правда, вряд ли Гермиона вообще задавалась вопросом, почему он постоянно ей помогает.

—… Я совсем одна и мне так плохо, Драко, — отчаянно, почти неслышно сказала она.

* * *

Ouch I have lost myself again
Lost myself and
I am nowhere to be found,
Yeah I think that I might break
Lost myself again and I feel unsafe


Весь месяц Гермиона держалась, как могла. Приходила к Поттерам в гости, болтала с Гарри о работе, моля всех святых, чтобы никто не заметил напряжения между ними, выслушивала секреты Джинни и делилась своими с ней, утаивая самый большой из них. И действительно думала, что справится пока… Пока Джинни на семейном обеде в Норе не объявила о своей беременности. Тогда вместо радости за друзей, она испытала дикую боль и, черт возьми, зависть. Она завидовала Джинни, так завидовала! Как же повезло Джинни. Она любит и любима, теперь еще и беременна и самое главное — прибывает в неведении относительно предательства со стороны мужа и лучшей подруги. Гермиона так и хотелось, прямо сидя за столом, крикнуть ей в лицо: «Я спала с твоим мужем!»

И от таких мыслей ей стало тошно. Мерлин, неужели она действительно хотела рассказать все Джинни? Боже, боже, боже, как она запуталась! И Гермиона с ужасом поняла, что еще совсем чуть-чуть, и она просто сломается.

* * *

Be my friend
Hold me, wrap me up
Unfold me
I am small
I'm needy
Warm me up
And breathe me


Гермиона не знала к кому ей пойти. И сейчас стоя на пороге квартиры Драко, надеялась, что он дома. Ей нужно хотя бы полчаса поговорить с… другом. Абсурд, но он единственный, кто в состоянии ее понять и кто, как Гермионе казалось, этого хочет. И когда Драко открыл дверь, Гермиона хрипло спросила:

— Огневиски еще остался?

Драко ухмыльнулся и кивнул, пропуская ее в квартиру и закрывая дверь.

* * *

— Драко, — позвала Гермиона.

Тот повернулся и удивленно посмотрел на нее. И тогда она чуть слышно спросила:

— Ты будешь моим другом?

— Я уже твой друг, — ответил он, подумав, что всегда хотел бы быть кем-то большим, чем просто другом.




@темы: фанфики, драмиона, драко малфой: гермиона грейнджер

17:53 

Get out alive

Название: Get out alive
Автор: Diana Jean Malfoy (diana_jean_malfoy@mail.ru)
Категория: гет
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Гермиона Грейнджер/Драко Малфой
Жанр: Romance/Angst
Саммари: Если хочешь выбраться живым… Сонг-фик на песню Three Days Grace «Get out alive». Написан ко Дню рождения Julia Smith aka GossipGirl90210.
Предупреждение: ООС, AU
Дисклаймер: Все права на мир и героев принадлежат Дж. К. Роулинг
Размер: Мини
Статус: Закончен
Размещение: Только с разрешения автора


Дорогой и любимой Julia Smith aka GossipGirl90210. С Днем рождения!

No time for goodbye he said
As he faded away
Don't put your life in someone's hands
Their bound to steal it away
Don't hide your mistakes
'Cause they'll find you, burn you
Then he said



Драко обнимает ее, нежно целует в лоб, а затем шепчет:

— Никому не доверяй, Грейнджер, другого способа выжить у тебя нет.

Гермиона сильно зажмуривается, пытаясь сдержать слезы. Не время и не место рыдать. Она, возможно, видит Драко в последний раз. Ей безумно не хочется его отпускать, и все же сделать это придется. Она пытается найти слова, чтобы поддержать его, вселить веру в победу, но в голове пусто. Да и длинные пафосные речи сейчас излишне. Все уже было сказано до нее. Лучшее, что она может сделать — обнять еще крепче и поцеловать.

Когда ее губы касаются его губ, Драко замирает, а затем притягивает Гермиону так близко, что обоим трудно дышать. Его ладони скользят по ее лицу, шее, затем поглаживают ее плечи и спину. Он столько раз делал это, но в этот раз все совсем не так, ощущения гораздо острее. Драко попросил бы ее бежать куда подальше с этой бойни, только она не послушает. Полезет в самое пекло битвы, и все, что ему остается — прикрывать ей спину. Смерти Гермионы он не допустит.

Драко медленно отстраняется от нее, и Гермиона нехотя отходит в сторону, часто моргая. Она не заплачет, не сейчас.

— Мы напарники, помнишь? — говорит Драко чересчур весело.

Она кивает и отвечает:

— Ты спасаешь мою задницу, а я твою. И с этой битвы мы вернемся вместе. У нас нет права на ошибку.

Драко грустно улыбается и аппарирует. А Гермиона наконец дает волю слезам.

* * *
This is my last time she said
As she faded away
It's hard to imagine
But one day you'll end up like me
Then she said


Гермиона очень долго возмущалась, когда в напарники ей поставили Малфоя. Мало того, что в Ордене он не по своей воле, так еще, она и Малфой должны вместе сражаться. Да он сам ей Аваду в спину пустит, пока никто не видит. Она ругалась долго и громко, но Кингсли стоял на своем, аргументируя все тем, что больше Малфоя в пару ставить не с кем. Старшие сработались давным-давно. А если поставить Гарри или Рона в пару с Малфоем, ничем хорошим это не закончится. И в конце концов Гермионе пришлось смириться.

На заданиях Ордена Малфой добросовестно прикрывал ее спину, она его. Их молчаливое игнорирование, прерываемое лишь на время обсуждения операции, устраивало всех. Но это не значило, что она начала доверять Малфою. Конечно, нет. Он этого не заслуживал и никогда не заслужит. Гермиона уверена в этом.

* * *
Малфой же довольно быстро опроверг ее убеждения касательно недоверия к нему, оттолкнув ее от Авады, рискуя погибнуть сам. На все ее крики он спокойно отвечал: «Не спаси я тебя, вылетел бы из Ордена. А у меня, знаешь ли, выбор не велик — или в Орден или Авада Кедавра от Лорда. И да, где твоя благодарность? Между прочим, теперь за тобой долг жизни».

И Гермиона была вынуждена согласиться. Она вообще в последнее время слишком часто с ним соглашается.

* * *
This is my last time she said
As she faded away
It's hard to imagine
But one day you'll end up like me
Then she said

С самого утра в доме на площади Гриммо царил хаос. Молли, словно это Рождество последнее (и Гермиона с грустью подумала, что для кого-то возможно так и есть), с самого утра была на кухне, заставив остальных прибираться в своих комнатах. Гермиона управилась достаточно быстро и теперь отсиживалась в комнате, не желая попасть в кухонное рабство, как Джинни. Совесть очень тихо нашептывала, что надо бы помочь, но у Гермионы было достаточно веское оправдание — готовить она не умеет. Через пару часов ничегонеделания она хотела уже идти на кухню и предложить помощь, как раздался стук в дверь, а потом на пороге появился Малфой.

— Прогуляемся? — спросил он.

* * *
Погода стояла замечательная. Шел снег, и Гермиона не удержавшись, предложила поиграть в снежки.

— Без магии, Малфой, — с довольной усмешкой сказала она, заметив, что он потянулся за палочкой.

Малфой злорадно ухмыльнулся.

— Заметь, ты сама лишила себя даже ничтожного шанса на победу.

Гермиона не заметила, как пролетело время. Малфой оказался прав: он действительно выигрывал, и она уже не раз пожалела, что предложила отказаться от магии. Малфой в очередной раз попал в нее, и она принялась вытряхивать снег из-под ворота куртки.

— Давай помогу.

Гермиона удивилась такой заботе, и все-таки помощь приняла, разумно посчитав, что не стоит портить чуть улучшившаяся отношения с Малфоем. Она вздрогнула, почувствовав прикосновение его пальцев к шее.

— Замерзла? — Она кивнула. — Пошли в дом.

* * *
К их возращению Молли как раз заканчивала приготовления. Дав им час на сборы, она продолжила накрывать на стол.

Гермиона наскоро приняла душ, одела с утра приготовленное для праздника платье и спустилась в столовую. Задерживалась только Джинни, но через пару минут, пришла и она.

* * *

Гермиона зашла в свою спальню, мечтая скорее добраться до кровати. Ноги нещадно болели после танцев и, скинув туфли, она облегченно выдохнула. Праздник удался, но она слишком устала за сегодня. Сначала уборка, потом игра в снежки с Малфоем… Кстати, о нем. Он исчез куда-то, как только начались танцы, Гермиона же не придала этому значения. И все-таки где он? Она уже хотела пойти к нему в комнату, но вовремя остановилась. Он наверняка спит.

Гермиона взмахнула палочкой, зажигая свечи, и еле сдержала испуганный крик. В кресле, напротив кровати сидел Малфой. Спящий Малфой. Гермиона подошла ближе, потрясла его за плечо.

— Драко?

Тот вздрогнул, резко открыл глаза и уставился на нее.

— А, это ты, — он прищурился от света свечей. — Прости, я зашел обсудить кое-что насчет следующей операции. Тебя не было, я решил подождать. И заснул, как видишь.

Гермиона улыбнулась.

— Ничего страшного. Так что ты хотел?

Малфой замялся.

— Уже ничего. Я уже и забыл, зачем приходил. — Он провел рукой по волосам. — Ну, я пойду, спокойной ночи, Грейнджер.

— Спокойной, Драко.

* * *
Они аппарировали в какой-то тупик, и Малфой тот час начал кричать на нее:
— Грейнджер, ты идиотка? — Гермиона со страхом посмотрела на его озлобленное лицо. Малфой был в ярости, и она рефлекторно крепче сжала палочку в ладони. — Ты хоть понимала, что делала? Кинулась за Беллой в одиночку! А если бы она убила тебя? О чем ты думала? — Драко подошел совсем близко и схватил ее за плечи.

Гермиона опустила взгляд. Она ни о чем тогда не думала. Жажда мести за смерть Сириуса ослепила ее, лишила рассудка. Сейчас Гермиона понимала: Беллатрисса специально провоцировала ее, и что бы она делала, не спаси Драко ее? Гермиона посмотрела на него и прошептала:

— Прости. И спасибо, что спас меня.

Драко молчал и задумчиво смотрел на нее. А потом, будто что-то решив для себя, наклонился к ее лицу.

— С самого Рождества хотел это сделать, — еле слышно произнес он и поцеловал ее.

* * *

— Это был последний раз, — как можно равнодушнее говорит Гермиона, надевая футболку и боясь посмотреть Драко в глаза.

Она знает, что не имеет права так с ним поступать, и все же, уверена — так будет лучше. Их отношения неправильны, их чувства мешают работе. Разум должен властвовать над чувствами, тем более, во время войны. Они обязаны победить, а она и Драко могут все испортить.

— Испугалась трудностей, Грейнджер? — со злостью в голосе спрашивает Драко, даже не встав с кровати.

— А ты нет?

— Мне плевать на всех, но не тебе. Боишься остаться без своих дружков?

Гермиона молчит. Если она скажет хоть слово, то сдастся. Останется с ним. И все пойдет к черту. Поэтому она просто уходит прочь.


* * *
Гермиона утирает слезы, прогоняет мелькавшие перед глазами отрывки воспоминаний и посылает Гарри патронуса. Они готовы. Теперь все зависит от Драко. На глаза вновь наворачиваются слезы. Сегодня она наплевала на то, что сама рассталась с ним. Ведь своим поцелуем она ясно дала понять Драко — его ждут. И это лучшее, чем она могла ему помочь.

* * *

If you want to get out alive
Run for your life


Гермиона бежала по коридору, стараясь найти хоть кого-то знакомого, но в такой толпе это не представлялось возможным. Повсюду лежали трупы и раненные, и в царящей суматохе Гермиона не могла понять, есть среди них знакомые ей люди. Драко был прав: если хочешь выбраться отсюда живым — беги. И она бежала, только не от войны и Пожирателей, а к Драко. Лишь он ее спасет.

* * *

If I stay, it won't be long
Till I'm burning on the inside
If I go I can only hope
That I make it to the other side
If I stay, it won't be long


Драко не мог поверить, что выбрался из лагеря Темного Лорда незамеченным. Мерлин, неужели у него, правда, получилось? И если буквально вчера он и не хотел спасения, то теперь ему есть к кому возвращаться. Остается надеяться, он сможет вернуться. И с этой мыслью Драко аппарировал к Хогвартсу.

* * *

Гермиона пробегала мимо больничного крыла, когда заметила Малфоя.

— Драко! — крикнула она, пытаясь перекричать шум битвы. — Драко!

Тот наконец услышал ее и обернулся. Гермиона вскрикнула и прижала к лицу ладони. Мантия Драко на груди была распахнута, представляя на обозрение его окровавленную рубашку.

— Мерлин, Драко, что с тобой? — не своим голосом спросила Гермиона, подхватывая падающего Малфоя.

— Режущее проклятие, Белла постаралась, — шепчет он побелевшими губами.

Гермиону трясет, она не может вспомнить ни одного контр-заклятия, по щекам крупными каплями катятся слезы. Она пытается остановить кровь, но стандартное заклинание не действует. Она видит, как Драко прикрывает глаза, и прежде чем потерять сознание, произносит:

— Мы выберемся живыми. Слышишь, Грейнджер?

@темы: драмиона, драко малфой, гермиона грейнджер, фанфики

20:27 

Сиквел — странный предмет: вроде флаффный, а вроде и нет.

Ну-с, решилась я писать сиквел к Demain N’existe pas"". Уж не знаю, что за бред из этого выйдет, но четыре вордовских страницы первой главы уже есть. Кажется, мне будут сопли-слезы-любовь, ибо запретили мне кого-либо убивать а когда я кого-то слушала? возьму и убью кого-нибудь
И вот маленький отрывок, если кому интересно:

— А что насчет тебя, кто этот таинственный парень, чью одежду я видел у тебя в шкафу?

Гермиона вздрогнула. Она совсем задумалась и даже не знала, сколько времени уже молчит.

— Тебе правда интересно? — спросила Гермиона, пытаясь придумать, как скрыть отношения с Эриком.

Малфой очень хорошо посмеется, если узнает о нем. А еще догадается о ее истинных чувствах. Поймет, что она до сих пор любит его.

@темы: фанфики, драмиона, драко малфой, гермиона грейнджер

15:38 

Долго меня не было О_о

Наверное, месяц меня здесь не было — дела-дела. :crzjump2: Но вот я тут, спешу поделиться радостными новостями: мне поставили два снитча за «Demain N’existe pas» ! Как я рада, как я рада! :ura: Мои первые два снитча именно за этот фф *__* Фабиан, воистину, приносит мне удачу :D Буду верить, что не подведу саму себя и своих читателей в дальнейшем.
Эх, что-то я тут разошлась от счастья. :dance2: Осталось лишь поделиться замечательной озвучкой сонг от прекрасной Julia Smith aka GossipGirl90210:

Скачать бесплатно Julia Smith - Demain n'existe pas на Muzebra.com.


@темы: фанфики, счастье, лара фабиан, драмиона, драко малфой, гермиона грейнджер

18:09 

Как сказать это по-русски?!

Переводим с подругой фик с английского. На протяжении 3-х дней вопрос один: Как это ПО-РУССКИ?! :crzdrink:

@темы: фанфики, перевод

08:17 

День рождения фф "И все это ради нее"

Оказывается, сегодня ровно год, как я впервые выложила фик "И все это ради нее". :pozdr3: Даже не верится, что я пишу так долго, да еще всего 7 глав написано. Стыд мне и позор. :ill2:
Не будем о грустном. Ура. товарищи! :pozdr:
:wine:


Скачать бесплатно The Click Five - Happy Birthday на Muzebra.com.

@темы: фанфики, драмиона, драко малфой, дата, гермиона грейнджер, гарри поттер, И все это ради нее

19:01 

While Your Lips Are Still Red


Название: While Your Lips Are Still Red
Автор: Diana_Jean_Malfoy (diana_jean_malfoy@mail.ru)
Категория: гет
Рейтинг:PG - 13
Пейринг: Гермиона Грейнджер/Драко Малфой
Жанр: Drama, Angst
Саммари: Целуй – пока твои губы еще алые. Songfic на песню Nightwish «While Your Lips Are Still Red»
Предупреждение: ООС, AU, Смерть главного героя, смерть второстепенного персонажа
Дисклаймер: Все права на мир и героев принадлежат Дж. К. Роулинг
Размер: Мини
Статус: Закончен
Размещение: Только с разрешения автора
Благодарности: Julia Smith aka GossipGirl90210 за прерасную обложку.

Songfic написан в знак полнейшего обожания и любви дорогой бете. Ты сама все знаешь.



Sweet little words made for silence
Not talk
Young heart for love
Not heartache
Dark hair for catching the wind
Not to veil the sight of a cold world



POV Гермиона


Уклоняясь от вспышек заклятий, бегу в направлении Гремучей Ивы. Рон и Гарри уже минут пять как в самой Визжащей хижине, а я только сейчас смогла уйти от Беллатриссы. Чертова сумасшедшая окончательно съехала с катушек, раз пыталась убить собственного племянника. Но Драко жив – и слава Мерлину. Кое- как отбившись от нее, мы с Малфоем потеряли друг друга, а я вдобавок ко всему – и Рона с Гарри. Только бы с ними все было хорошо. Мне страшно, но не за себя. Страшно за мальчишек, а теперь и за Драко. У нас было так немного времени побыть рядом, и я не знаю, будет ли еще. Вокруг меня погибают люди и возможно, одной из них совсем скоро стану я. В последнее время мои мысли слишком пессимистичны, а попытки мыслить более радужно - терпят неудачу за неудачей.

Нужно сосредоточиться, иначе не добегу до Ивы, упав у ног пожирателя. А этого мне не хочется. В меня летит синий луч неизвестного заклятия, и, во время увернувшись, посылаю в ответ Конфундус. Абсолютно безобидное заклинание по сравнению с другими. Так и не смогла пересилить себя и научиться посылать заклинания, которые пусть и не убьют сразу, но приведут к этому. Все смогли: Гарри, Рон, Джинни, Невилл и даже Луна – используют более серьезные заклинания. О Драко и говорить нечего – он и Сектумсемпру кинет запросто. А до меня так и не дошло, что на войне нельзя проявлять сочувствие по отношению к врагу.

Неожиданно передо мной возникает Беллатрисса Лестрейндж – и я не сдерживаю усмешки: вот кто относится к врагам безжалостно.
Она истерично смеется и снова начинает разглагольствовать на тему “Как ты, грязнокровка, охмурила моего племянничка?”

Я не понимаю почему, но вдруг начинаю испытывать такой гнев по отношению к ней, что, в ответ на ее Круцио, посылаю Режущее заклятие.

— Секо!* — мой крик, кажется, слышен на всей территории Хогвартса. Беллатрисса же отвлекшись на кого–то из Ордена не замечает летящего в нее луча, который попадает прямо в цель.

Я и предположить не могла, что она может так кричать. Порезы с ужасающей скоростью расползаются по всему ее телу, но мне мало - хочется причинить ей еще больше боли. Знаю, что от моего желания зависит, насколько сильными будут порезы. И их становится все больше. Я хочу убить. Словно в бреду вижу, как кровь хлещет из ран, будто вино из бочки.

Плевать.

Эта тварь столько жизней отняла, если бы не она - сколько людей сейчас радовалось бы жизни, любили, смеялись, а еще больше – не испытали бы боли потери близких и разочарования в этом мире. А все из – за этой дряни и ей подобных. Сейчас я ненавижу ее как никогда сильно, и во мне нет ни капли жалости или сочувствия. Крик Лестрейндж приносит мне какое – то темное, пагубное удовлетворение, то, чем так прежде наслаждалась сама моя жертва.

Беллатрисса уже не может кричать и издает только булькающие крики, захлебываясь в собственной крови. Но она смотрит на меня с потрясением и с…одобрением? Стоп. С одобрением?! Я ошеломленно опускаю палочку и отшатываюсь от Беллы. Нет… не может быть.… Неужели она одобряет мой поступок? Отчаянно машу головой. Нет. Нет. Нет. Она не могла одобрять меня, ведь я не такая, как она.

А не такая ли?

Вдруг понимаю, что совершила.

Я. Убила. Человека.

Я. Убила.


И тому доказательство – распластавшееся на красной от крови траве, тело.

Меня трясет. Что же я наделала? Как я буду с этим жить? Пусть это была и Беллатрисса, но она тоже человек. Но больше всего меня добивает одобрение даже восхищение в ее глазах, означавшее лишь одно – я стала такой же, как она.

Я стала убийцей.

Слышу душераздирающий крик. Так кричат, когда теряют кого – то, теряют часть себя. Голос мне не знаком и я, переборов себя, поворачиваюсь лицом к трупу Беллы, и представившаяся картина поражает меня.

Родольфус Лестрейндж стоит на коленях около тела жены и кричит диким, полным боли, воплем. И тогда приходит понимание, что я и, правда, ничем не лучше Беллатриссы. Сама лишила жизни человека, не имея на это права - ведь никто не имеет - а другого - любимой жены.

Сейчас же, жду, когда Родольфус поднимет взгляд на меня и сложит два плюс два. Выводы сделать несложно – все ясно с первого взгляда: я, обрызганная кровью – чистой кровью - стою напротив тела Беллы и не пытаюсь скрыться. Мне уже все – равно. Потому что жить с этим – мне не по силам.

Слез нет. Просто не может быть. Я не заслужила такой роскоши. И если в меня сейчас не кинут Аваду – кинусь на нее сама.

Давайте, мистер Лестрейндж, сделайте это – убейте меня – избавьте от страданий.

Мои глаза встречаются с его, и я понимаю, что все так просто не закончится: Родольфус отомстит, да так, что Круцио покажется легким прикосновением, а Авада Кедавра – лучшим в мире заклятием. Но я заслужила, все заслужила, кроме легкой смерти. И взгляд Лестрейнджа, в котором столько неприкрытой боли, ненависти, жажды крови и мести, - это подтверждает. Он поднимает палочку, не отрывая от меня горящего взгляда, и шепчет какие – то слова на латыни – я не могу разобрать какие именно. Но несложно догадаться, что вот она – моя смерть, ну или что – то похуже. И когда в меня летит луч черного цвета, я хриплым голосом чуть слышно произношу:


- Простите, Гарри, Рон, Драко, простите все, что стала такой же, как Белла.

Луч попадает чуть ниже сердца, и внутри, меня словно когтями разрывают на части. Это хуже круциатусса, гораздо хуже. Будто мучают не только тело, но и душу. Колени подкосились, и я чуть стою на ногах, но не могу не смотреть на Лестрейнджа, который отвернувшись от меня, бережно поднимает Беллу на руки и целует в еще алые губы. Оказывается, в чистокровных семьях тоже любят, пусть и не взаимно. Мне становится жаль Родольфуса, по – человечески жаль: любить женщину, которой было плевать на всех, кромеТемного лорда, наверное, слишком больно. Он кидает на меня взгляд, с удовлетворением отмечает, появившиеся на моем теле раны, а потом трансгрессирует.

Несколько минут пытаюсь оценить обстановку вокруг. Битва стихла и лишь в отдалении раздаются чьи – то крики. Рядом со мной никого – это и плохо, и хорошо одновременно - никто не нападет, но никто и не поможет. А хотя… Мне уже никто не поможет, так что все отлично и пора идти дальше.


Не знаю как мне удалось добраться до тоннеля не получив в спину Аваду, но я все – таки пришла. И сейчас на корточках с трудом переставляя ноги, я, наконец, оказываюсь рядом с выходом из туннеля. Палочкой отодвигаю заслонку и смотрю внутрь – никого, никого нет. Я не успела. Возвращаться назад, нет сил, поэтому просто спрыгиваю на пол хижины. И вскрикиваю. В другом конце комнаты, который не было видно из прохода, в луже крови лежит профессор Снейп. Ноги уже не слушаются меня и, упав на колени, подползаю к нему. Он не дышит. Нащупываю пульс – его нет. Северус Снейп мертв. А скоро я умру рядом с ним. Отползаю подальше: смотреть на труп человека, казавшегося бессмертным – явно не для меня.

Меня пугает мысль, что его могли убить Гарри и Рон, но следы укусов на шее Снейпа опровергают это, и я вздыхаю с облегчением. Значит это Нагайна.

Какое – то время размышляю, за что же Волан – де – Морт убил профессора, но мысли ускользают и сосредоточиться все сложнее. Не могу дождаться момента потери сознания. Потому что тогда мои мучения хоть ненадолго, но прекратятся. Мечтаю отключиться. Я потеряла столько крови и до сих пор в сознании. И даже от разрывающей внутри боли, забвение не приходит. А чувство, что меня кромсают изнутри, только усиливается. Может и правда там все разорвано? Кто знает эти темно - магические заклинания?

Прикрываю глаза. Света стало слишком много. И он усиливает боль. Я так больше не могу. Потерять сознание. Потерять…

Kiss while your lips are still red
While he's still silent
Rest while bosom is still untouched, unveiled
Hold another hand while the hand's still without a tool
Drown into eyes while they're still blind
Love while the night still hides the withering dawn



Меня будит какой – то грохот. Мерлин. Я еще жива? Издаю разочарованный вздох. Черт! Сколько же еще умирать?

Кто – то подходит ближе, и, видимо, заметив меня, потрясенно выдыхает.

- Грейнджер…

О нет, я не хотела, чтобы он видел меня сейчас. Нет, нет, нет. Не хочу видеть презрение в его глазах – ведь я убила его тетю, которая хотела убить его. Смешно. Только никому невесело. Потому что все это ужасно.

- Малфой, - голос меня не слушается, и говорить трудно. Это хорошо, значит, мне осталось недолго.

Драко подходит ближе и становится на колени рядом со мной.

- Мерлин. Кто это с тобой сделал? Кто? – он притягивает меня к себе, и я кладу голову ему на колени.

Получается, я умру у него на руках? Как трагично.

Чувствую, как Драко гладит меня по голове и шепчет себе под нос проклятия. Наверняка не может вспомнить хоть что – нибудь из курса по колдмедицине.

- Драко, все бесполезно. – Он отрицательно машет головой. Черт. Придется все рассказать. - Малфой, все, правда, бесполезно. Даже я не знаю, что за заклинание использовал Родольфус, - мой голос срывается, но я продолжаю, - Когда узнал, что это я убила его жену.

Малфой вздрагивает, а я зажмуриваюсь в ожидании, уже представив себе, как он оттолкнет меня и уйдет. По щекам начинают течь слезы, но я словно в бреду шепчу:

- Я понимаю, что сделала. Убила твою тетку, лишила Родольфуса жены, твою мать - сестры. – Ты сидишь, не шевелясь, и я продолжаю: - Я все заслужила: и смерть, и твою ненависть. Ты же ненавидишь меня? – Еще и смею надеяться на обратное, совсем рассудок потеряла.

Драко вдруг прижимает меня к себе и шепчет:

- Ты дура, Гермиона. За что я должен тебя ненавидеть? За Беллу? – Я киваю. – Она пыталась убить меня меньше двух часов назад! – Ты усмехаешься.

- Я. Убийца.

- Если ты считаешь себя похожей на них, то ошибаешься. Ты не такая, я знаю.

И на этих словах меня прорывает. Рассказываю ему все с самого начала: как посмотрела на меня Беллатрисса, что было потом. Слова льются из меня вперемешку со слезами, но остановиться невозможно. Это можно сказать моя исповедь перед смертью.

Когда я прекращаю говорить, ты с невозможной для себя нежностью, выдыхаешь:

- Грейнджер…

Я всхлипываю. Почему все так заканчивается? Слезы катятся по щекам, но сдерживаться не вижу смысла.

Плачу в твоих объятиях и решаю сказать о том, что чувствую к тебе. Давно пора.

- Драко… - Ты вскидываешь голову и заинтересованно смотришь на меня. – Я…. Я люблю тебя. – Вот так. На самом деле не так уж и страшно сказать эти три слова.

Знаю, что ты меня – нет. Наверное, испытываешь ко мне что – то, но еще не понял что именно. Это даже хорошо. После моей смерти тебе будет не так больно. Вижу: ты растерян и не знаешь, что ответить. Я жду.

- Целуй – пока твои губы еще алые. - Эти слова в самую точку.

Ты припадаешь к моим губам, забирая мою боль и вину. А я отдаю вместе с ними свою любовь. Этот поцелуй – боль и отчаяние, вина и сожаление, любовь и страсть, но больше всего в нем – немого прощания. Мы больше никогда не встретимся, никогда. Я громко всхлипываю. Мне слишком больно это понимать. И я снова притягиваю тебя к себе и целую – пока мои губы еще алые. Пока ты еще молчишь и не скажешь, что любишь меня, пока не схватил палочку и не убежал сражаться, пока еще не рассвело. Смотрю в твои глаза и знаю, что все закончится утром. Просто чувствую это.

Начинаю терять сознание, когда первые лучи солнца проникают сквозь щели. Я больше не очнусь, но только бы узнать, что мы выиграли.

- Мы победили!!! – Кричит, усиленный сонорусом** голос Гарри.

Я закрываю глаза. Навсегда.

***


First day of love never comes back
A passionate hour's never a wasted one
The violin, the poet's hand,
Every thawing heart plays your theme with care

- Нет, Гермиона, нет. Только не ты! – шепчут чьи – то голоса, но девушка уже их не слышит.

Ее сны не причиняют ей боли, там хорошо и она еще не убийца. Там она жива не только телом, но и душой.

***


Его заставили встать на сторону Ордена: просто привели в один из вечеров и предложили выбор: или свобода, но ты с нами, или заточение. Конечно, Малфой выбрал первое. Чертов перебежчик.

***


Драко живет на площади Гриммо уже месяц. Не так уж он и плох, как она думала сначала. И нет ничего странного, что он перебегал со стороны на сторону. Им же просто манипулировали, будто марионеткой в театре. Они даже разговаривают теперь. Драко ее понимает. Гермиона его тоже.

***



Вчера он ее поцеловал. Драко ее поцеловал! Мерлин! Как же это прекрасно! Нужно было еще раньше заявить ему, что она переживает, когда он так долго не возвращается с рейдов. Ну а в этот раз Малфой превзошел себя: закрыл Снейпа от заклинания пожирателя. Героем побыть захотелось! Вот дурак!

***


Она поняла, что любит его, но сказать страшно. Потому что знает – время еще не пришло. Он еще не понял, что любит ее. Еще не понял, но Гермиона дождется его любви. Обязательно.


***



Он целует ее как никогда прежде. Так много страсти. Его руки ласкают ее тело, даря невозможно приятные ощущения. Она отвечает тем же. Гермиона задыхается от его поцелуев, а без них – уже не может. Он – ее все.

***



Она и не знала, что он умеет играть на скрипке. Но сейчас слушая мелодию, что он играет, Гермиона слышит мелодию собственного сердца, которое безответно любит этого скрипача, но тому – плевать.

***


На белом камне надгробия выведены слова, понятные лишь двоим:


Гермиона Джин Грейнджер

(19.09.1979 – 02.05.1998)

Целуй – пока твои губы еще алые





Kiss while your lips are still red
While he's still silent
Rest while bosom is still untouched, unveiled
Hold another hand while the hand's still without a tool
Drown into eyes while they're still blind
Love while the night still hides the withering dawn



* Секо — Режущее проклятье. Условно Темное. Порезы практически не лечатся магией. Сила заклинания зависит от желания мага. Протего не действует. (Википедия)

**Сонорус - Увеличивает громкость голос. (Википедия)

@темы: фанфики, драмиона

Две Дианы

главная